Новости





Опрос

Какая тема, на Ваш взгляд, недостаточно представлена на нашем сайте? Свои замечания и пожелания оставляйте в разделе «Отзывы и предложения».
Коллекция музея
Выставки
Музейные события
Музей – детям
Донское казачество
Памятники природы
Информация для туристов
Посмотреть результаты опроса

Результаты опроса

Коллекция музея
114 (1%)
Выставки
105 (1%)
Музейные события
76 (1%)
Музей – детям
118 (1%)
Донское казачество
245 (2%)
Памятники природы
69 (1%)
Информация для туристов
12602 (95%)
Архив опросов

Новости

70 лет назад погибла Анастасия Даниловна Шолохова

06.07.2012

8 июля 1942 года от бомбы, сброшенной фашистскими стервятниками и разорвавшейся во дворе дома, погибла  Анастасия Даниловна  Шолохова – мать писателя.

Во время Великой Отечественной войны фашисты принесли много горя и бед на Дон. Вся западная, центральная и восточная части станицы Вёшенской, которая узкой лентой растянулась по левобережью Дона с запада на восток, были сожжены и разбиты снарядами и бомбами. Среди сотен невинных жертв мирного населения, погибших в дни бомбежек, была и Анастасия Даниловна.

Вот что об этом написал Михаил Александрович Шолохов другу Крупину Дмитрию Васильевичу, управляющему делами ЦК ВКП(б):

 «Дорогой Дмитрий Васильевич!

Большое спасибо за все. То, что привез от вас, – почти все оставлено в Вёшенской во время бомбежки. Но это все – чорт бы с ним. Навсегда оставил там мать, убитую немецкой бомбой…». Письмо датировано 15 июля 1942 года, через неделю после гибели матери писателя.  (Письмо. Шолохов М.А. Крупину Д.В. 15.07.1942. Подлинник хранится в Государственном  архиве Кировской области, электронная копия - в музее-заповеднике М.А. Шолохова).

В документальном фонде музея хранятся письма от ветеранов Великой Отечественной войны - свидетелей и очевидцев трагических событий.

Вот письмо из г. Ростов-на-Дону от 2 июля 1981 года:

«Уважаемый Михаил Александрович! Скоро 8 июля – день, когда Ваша матушка, Анастасия Даниловна, погибла при бомбежке станицы Вёшенской. Подлые враги знали, что метят в Ваше сердце.

В этот памятный день я – боец 197-й стрелковой дивизии - был ранен. Мы несли охрану моста через Дон. Об этом дне в газете «Советский Дон» 8 июля 1972 года была напечатана моя статья «8 июля 1942 года».

Вашу матушку наши солдаты уважали за ее доброе отношение к ним. Она часто давала нашим ребятам бредешок, и мы иногда баловались свежей рыбкой. Так и осталась она у нас в доброй памяти, мать великого сына нашей Родины. Когда придется Вам быть на могиле Вашей матушки, пожалуйста, поклонитесь ей и от меня – старого солдата.

Вам лично желаю крепкого здоровья.

С глубоким уважением к Вам Александровский». (Письмо. Александровский И.С. Шолохову М.А. г. Ростов-на-Дону. 2.07.1981 г. КП-8280/6).

Из статьи, о которой идет речь в письме Ивана Сергеевича Александровского:

 «Утро 8 июля было погожим и тихим. Румяным и большим выкатилось из-за Дона яркое солнце… В станице было совсем тихо, и, как в мирные времена, детишки бегали по улицам, поднимая пыль босыми ногами, телята лениво жевали жвачку, и лишь петухи горланили на всю улицу.

      И вдруг сразу все изменилось. Они появились несколькими звеньями, по три самолета в каждом. За первой тройкой летела вторая, за второй – третья… Сделав круг над станицей, они повернули к мосту, пролетели его, видимо, прощупывая огневое прикрытие, затем, повернув на 180 градусов и безбоязненно снизившись, устремились вдоль моста. Одна за другой с воем полетели бомбы… Самолеты, сбросив первый груз на мост, поворачивали и летели вдоль станицы, неся с собою разрушение, горе и смерть. В воздух полетели сараи, плетни, кирпичи, зазвенели стекла, жалобно замычали телята, где-то вдалеке послышался женский плач, а рядом на цепи, подняв морду вверх, тоскливо завыл пес. Взрывами сметало ветхие постройки, и взмывали кверху столбы пыли и обломков, солома и пух, покружившись, тонким слоем покрывали дворы и улицы…

…8 июля, кто может, поклонитесь и от меня праху погибших в тот ясный день и в их числе помяните добрым словом трагически погибшую мать Михаила Александровича Шолохова – Анастасию Даниловну».  (Иван Александровский. 8 июля 1942... (Из воспоминаний фронтовика). г. Советский Дон. 8.07.1972).

Николай Бочаров из Краснодара пишет Михаилу Александровичу:

«… Как услышу Ваше имя по радио или по телевидению, так к моей памяти приходит Ваша Вёшенская… Рота наша была в гарнизонном карауле...

В этот кошмарный день я послал курсанта Коломейцева с котелками в Вёшки за обедом. В скорости мы услышали гул моторов с неба. К Вёшенской подходили одиннадцать бомбардировщиков. Кто-то крикнул: «Обед нам везут». И тут застрочил пулемет. Это Иван установил Дектерева (автомат Дегтярёва – Л.А.) в рогатке дерева и строчил по пикирующим на мост самолетам. Самолеты отбомбились и ушли безнаказанны. На мост не попала ни одна бомба. Явился целым с обедом и Коломеец, возбужденный, испуганный. «Что с тобой?» – спрашиваю. «Мать Михаила Шолохова убило при мне», – отвечает. Он рассказал, что когда самолеты налетели, он забежал в Ваш двор, ища укрытия, а Ваша мама загоняла утят тоже в укрытие, а тут где-то рядом рванула бомба, и ей попал осколок в голову, и она тут же умерла.

Маму, уже известного нам сына Михаила, нам всем было очень жаль. Как она еще была  нужна семье и Вам.

Когда я вспоминаю Вёшенскую, я вспоминаю этот кошмарный день. Этот день был и первым моим бомбовым крещением, в этот день, слава тебе господи, все мы настрелялись досыта…». (Письмо. Бочаров Н.Н. Шолохову М.А. г. Краснодар. 26.05.1981 г. КП-8280/59. Публикуется впервые).

Участник боев в ст. Вёшенской Гусев в письме к Шолохову вспоминает о своей встрече с матерью писателя во время войны и просит написать ему в Сочи об обстоятельствах ее гибели. Он ветеран войны, дошел до Берлина.

 «… Когда я увидел Вас по телевизору, … Вы докладывали, как тоже защищали нашу Родину и напомнили, что Вашу маму убили немцы, вот тут-то мне так и хочется Вам напомнить один момент. Это было в 1942 году. Наша дивизия 197-я, которой командовал генерал Запорожченко Михаил Иванович, я у него был шофером с первого дня и до последнего, дошла до Берлина.              

Дорогой,  Михаил Александрович, когда наша дивизия подошла к вашей станице Вёшенской, расположили штаб в школе недалеко от вашего дома. Немцы думали, что штаб дивизии расположен в Вашем доме, он выделялся изо всех домов, что их смутило с высоты. И когда Вы, Михаил Александрович, ехали от мамы на фронт на открытой машине и увидели моего командира дивизии, подошли к школе, где он стоял, а я недалеко от Вас был, и Вы ему объяснили: «… Хотел отвезти свою мать подальше от фронта, но мать сказала: сынок, поезжай защищать нашу Родину, а я со своей земли не поеду с тобой».  И Вы попросили генерала, поскольку мама осталась здесь, помогать ей, в чем она будет нуждаться…

…И вот на второй день я взял 2 бух. хлеба, сахар, чай, консервы, селедку и пошел передать. Постучался, открывает мне двери: «Это от кого?».  Я ей все объяснил по порядку, как сейчас помню – низкого росточка, седой волос на голове, улыбающееся лицо. Сказал ей: «Я еще наведую Вас». «Спасибо». Распрощались, и я пошел, доложил. И вот на второй день, кажется, до обеда налетают 18 мессершмидтов и начинают бомбить Вёшенскую. На следующее утро пришел приказ двигаться на Сталинград. Потом я узнал, неточно правда, что мама вышла из дома от бомбежки, и бомба упала у Вашего дома… и убило ее. Очень жалею, что нам с ней не пришлось вторично повидаться.

Дорогой Михаил Александрович, так мне хотелось узнать, при каких обстоятельствах мама была убита, если придется быть в Ваших краях, я обязательно схожу к ней на могилу. Я тоже там чуть душу не отдал в этой бомбежке, сидел в траншее, ее заваливало.  Если это Вас не затруднит, хоть пару слов черкните за маму». (Письмо. Гусев К.П. к Шолохову М.А. Сочи. 1980. КП-8353/72. Публикуется впервые).

Ветераны 4-го гвардейского Краснознаменного, ордена Ленина, Севастопольского минометного полка, приславшие приглашение Михаилу Александровичу на встречу 8 августа 1974 г. в Диканьке Полтавской области, с хуторов близ которой были произведены первые сокрушительные залпы по фашистским захватчикам, сообщают:

«…Мы, как только было возможно, эффективно вели огонь из присланных Вами 4-х боевых машин М-13 полку под Сталинградом.

Помним похороны Вашей матери с участием гвардейцев 4-го полка – «катюш», погибшей при бомбежке гитлеровскими самолетами ст. Вёшенской, и то, как нам удалось вывезти из горящего Вашего дома библиотеку и сдать ее на ст. Фролово…» (Письмо И.Н. Радченко к М.А. Шолохову. г. Новогрудок Гродненская обл. 2.04.1974 г. КП-8979/13. Публикуется впервые).

В письме фронтовика Демьянченко Петра  Евлампиевича из Красносулинского района Ростовской области читаем:

«… Михаил Александрович, воевал я в районе ст. Вёшенской, держали оборону, построили через Дон мост, немного перешло наших войск через Дон, началась фашистская бомбежка. Это было летом в 1942 году, мы ничего не могли сделать, но немцев на эту сторону Дона не пустили, короче говоря, удержали линию обороны. В это же время, когда бомбили ст. Вёшенскую, все там горело. Я лично спас с горящего дома четырех детей, а когда подошли к Вашему дому, в котором находилась Ваша мама, она была уже мертва, лично я ее хоронил с группой товарищей…» (Письмо. Демьянченко П.Е. к Шолохову М.А. Шахта "Дальняя". 10.07.1979. КП-8353/101. Публикуется впервые).

А вот письмо из Москвы от Добрынина Алексея Степановича, ветерана Вликой Отечественной войны, участника боев на Дону:

«…Сообщаю Вам один эпизод, связанный с гибелью Вашей дорогой матери – Анастасии Даниловны, как его написал мой однополчанин из 203-й стрелковой Запорожско-Хинганской Краснознаменной ордена Суворова дивизии Федор Алексеевич Тютяков, в одной из публикаций в районной газете Мордовской АССР:

«…Наш путь пролегал через станицу Вёшенскую, издавна связанную с именем Михаила Шолохова. Мы вошли в нее после того, как фашистская авиация подвергла ее жестокой бомбардировке. Тут и там виднелись разрушенные хаты и станица казалась наполненной плачем о невинных жертвах. Дом знаменитого писателя пострадал незначительно, так как бомба упала во двор. Но при бомбежке погибла 70-летняя мать Шолохова – Анастасия Даниловна. Она лежала у дома на скамье среди осколков разбитых взрывной волной окон…

Мы дали клятву над прахом Анастасии Даниловны, что не допустим врага за Дон и отомстим ему за все его злодеяния. В порыве гнева и мести личный состав дивизии вступил в бой со второй итальянской горноальпийской дивизией, с ходу форсировав Дон…» и т.д.

В далеком 1942-м году мы были юными комсомольцами.

Дорогой Михаил Александрович! Высылаю Вам фотокопию своего комсомольского билета со словами клятвы, которая была дана молодыми воинами-комсомольцами на комсомольском собрании во фронтовой землянке-блиндаже на Дону.

«Мы клянемся, что будем биться с проклятыми фашистами до полной Победы». Эта клятва нами была выполнена». (Письмо. Добрынин А.С. к Шолохову М.А. Москва. 1974. КП 8353/88. Публикуется впервые).

Авторы всех этих писем, встречавшиеся с матерью писателя в июльские дни 1942 года, помнили о ней и поведали о трагических событиях в письмах, адресованных Михаилу Александровичу.

Приведу ещё одно письмо, автор которого с благодарностью вспоминает об Анастасии Даниловне Шолоховой. Оно пришло в мае 1975 года, накануне юбилея писателя, от Бокова Дмитрия Ивановича из Днепропетровска. Обращаясь к Михаилу Александровичу, он пишет:

«…Помните мрачные 30-е годы, я опухший с голоду пришел к Вам в дом, Вы жили тогда на ул. Советской против Сельского Совета. Поднялся я по ступенькам, вошел в коридор. Вы же, услышав чужие шаги, вышли навстречу, и в коридоре между нами состоялся такой диалог: «Ты наверно голодный?» – спросили Вы, я молча кивнул головой. Тогда Вы говорите: «Ну подожди здесь» и принесли стакан простокваши. Говорите: «На вот, съешь простоквашу, она очень полезна». Я одним залпом ее выпил, а Вы говорите: «Теперь иди на низ, там мать накормит тебя борщом».

Второй раз, когда я пришел к Вам, почти так же все получилось, только разговор был другим. Вы говорили: «А, это ты? Ну как дела?». Я молча пожал плечами, но смотрел Вам в глаза с восхищением и думал, как хорошо, что у человека есть что кушать. Вы же сказали: «Ну, иди к матери, она накормит». Позже я уже не заходил к Вам, а шел прямо к Вашей маме и она всегда кормила меня. Я немного окреп, но в своей жизни еще 2 раза был опухшим.

Дорогой Михаил Александрович! Сейчас вся страна готовится отпраздновать Ваш юбилей. Вся страна Вам будет желать счастья, успехов, здоровья, долгих лет жизни, но заверяю Вас, ничто не может сравниться с моими пожеланиями…, мои же, поверьте, самые чистые, самые искренние, самые сердечные и самые душевные…

…Сейчас я, Михаил Александрович, не опухший с голода и простокваши и борща у меня много, живу хорошо вдвоем с женой. Двухкомнатная квартира, красивая мебель, ковры, цветной телевизор, холодильник, пылесос, стиральная машина. Эту приписку я Вам сделал для сравнения…

Любящие Вас Боков Дмитрий Иванович и супруга Надежда Аркадьевна.

Дорогой Михаил Александрович, наши искренние сердечные пожелания просим передать всем членам Вашей семьи и от нашего имени вспомните незабвенную Вашу старушку мать». (Письмо. Боков Д.И. Шолохову М.А. г. Днепропетровск, 10.05.1975. КП 11513/47. Публикуется впервые).

Анастасия Даниловна, мама писателя Михаила Александровича Шолохова, была тихой и скромной женщиной. Родилась она в посёлке Ясеновка в 1871 году,  с 12 лет работала в имении помещика Попова. Отец Насти был у «пана» садовником, мать стирала бельё.

Петр Луговой вспоминает: «…У Анастасии Даниловны были черные волосы, смуглое, со слегка выдающимися скулами лицо, темно-карие глаза. Несмотря на преклонный возраст, она неустанно, с утра до вечера хлопотала по хозяйству… Анастасия Даниловна умела замечательно солить огурцы, помидоры, капусту, арбузы, яблоки и делать всякие деликатесы… Была чудесной кулинаркой… На базар за продуктами ходила сама, и даже тогда, когда жили в достатке, все равно была экономна и бережлива до мелочей. В общении Анастасия Даниловна была тактична, умна, выдержанна, очень наблюдательна, малоразговорчива, но каждое слово было на месте.

Мать очень любила своего сына Михаила. Из-за него она выучилась грамоте, чтобы уметь самой писать ему письма в Богучар, где он учился в гимназии. Сын также горячо любил мать. Многие ее черты запечатлены в образе Ильиничны, запавшем в душу каждому, кто читал «Тихий Дон» (П. Луговой. С кровью и потом. Неизвестные страницы из жизни М.А. Шолохова. Ростов-на-Дону. Ростовское книжное издательство. 1991 – 192 с.).

Людмила Афанасьева